13:05 

Рассказишное-7

Сноходец
Адам стал как один из нас
Начало истории.
Когда цокот копыт затих вдали, Стоун отложил тряпку

— Удачи, — негромко пожелал им в спину бармен. За исключением раскатистого храпа наверху, город окутался тишиной, и в багряных отсветах заката поверхность стойки превратилась в кроваво-красный пруд. Неспешно Стоун поднялся наверх и постучался в первый номер справа.
— Входи, — глухо раздалось из-за двери.
Стоун со скрипом открыл дверь. Внутри стоял лицом к окну индеец в традиционном наряде черноногих-сиу. Ему было больше шестидесяти лет: лицо испещрили морщины, а волосы покрыла седина. Он носил штаны из оленьей кожи и прислонил видавшее виды ружьё к кровати. На прикроватном столике стояла лампа и лежал кожаный мешочек, семь раз перевязанный шнурком из буйволовой кожи.
— Здорово ты придумал с ветром, дедуля. Спасибо, что не дал им поубивать друг друга в моём баре, — мужчина кивнул и продолжил вглядываться в удаляющееся облако пыли. — Что думаешь? — не унимался Стоун, — Они справятся?
Шаман нахмурился:
— Не знаю. Мальчик узнал сегодня много скверного, надеюсь, это не повредит ему, когда Учащая Пути Древних отведёт его на встречу с моими братьями и сёстрами. Лучше бы она сказала больше и раньше.
— Меня больше заботит Ходящий со Сталью. Похоже, он действует вперёд головы. А ещё я слышал, что у Муна репутация борца с индейцами, вряд ли это пойдёт на пользу.
— Он воин, а не мясник, а это многого стоит. Но, в конечном счёте, их судьба в их собственных руках и в руках Великого духа.
Стоун недовольно поморщился:
— Позволь поинтересоваться, Джозеф, зачем тебе всё это? Зачем ты проделал столь длинный путь, зачем тебе пять гару-европейцев? Сдаётся мне, твой народ справился бы куда лучше и без лишних разговоров.
Джозеф Перо Ворона нахмурил лоб:
— Если представитель моего народа делает, что дóлжно, чужаки говорят: «Этот индеец спятил», и нападают на меня и моих братьев. Они делают так, не думая. Не понимая. Они говорят: «Раз индеец делает это, это нужно остановить», но, когда окончится битва, будет слишком поздно.
— Но если я научу твой народ сделать так, чужаки, когда увидят их, скажут: «Это наши сородичи ломают рельсы. Это наши сородичи гонят стада прочь от поруганных каэрнов. Значит у них есть причина на это». И они спросят у европейских гару, зачем они это делают, и они объяснят им, и весть об этом разойдётся. И если весть разлетится далеко, и если весть разлетится споро, тогда мы сможем удержать эту тварь, этого пробуждающегося духа.
— Не знаю, Джозеф. Кажется, слишком большие надежды возлагаются на столь незрелого юнца.
— Койот рассказал мне во сне о его появлении и его предназначении. Койот кто угодно, но не лжец, а Учащая Пути Древних довольно мудра для представителя твоего народа. Она ещё может передать ему свою мудрость. Койот рассказал мне, что потребуется заплатить цену, и кто заплатит её. Но он также сказал, что оно того стоит, — старик медленно опустился на кровать и смежил веки, — В конечном счёте, сделать это необходимо.
Соун тихонько развернулся, чтобы уйти. У двери он приостановился и оглянулся назад:
— Дедуля Джозеф? Извини, что мешаю, но ты ведь собираешься рассказать им, что происходит? Показать, что от них требуется?
Из сумрака комнаты раздался голос старого индейца:
— Не сегодня. Возможно, завтра они будут готовы услышать правду.
— Но ты говорил то же самое вчера!
— И завтра сегодня станет вчера. Подумай об этом, Эзикиел Стоун, подумай об этом. — Больше он ничего не сказал, и только вдалеке прогремело то, что, как надеялся всем сердцем бармен, было громом.

@темы: Перевод, Мир Тьмы

URL
   

Око охранки

главная