Сноходец
Адам стал как один из нас
Начало истории.
Повесть танцовщицы

— Что произойдёт на закате? — спросил парень, — мы все… превратимся… или что?
С некоторым удовлетворением Учащая Пути Древних отметила, что к парню вернулось самообладание. Раз уж на то пошло, он держался вполне пристойно: возможно, из него и выйдет толк.
— Нет, я должна встретиться кое с кем на закате. Что касается остального, мы по большей части сами вольны выбирать, когда превращаться. Мы можем выбирать когда и в какую из пяти форм обратиться. У каждой есть свои достоинства и недостатки, и лучше бы приспособить к ним одежду.
— А что, если нет?
— Когда соберёшься превращаться, ты разорвёшь всю одежду, а, вернувшись обратно, окажешься голым и отморозишь причиндалы. Да и не так дёшево постоянно покупать новую одежду, вряд ли ты захочешь менять её часто. — Парень снова покраснел как рак, возможно, от мысли, что Учащая Пути Древних увидит его обнажённым. Она вздохнула. Навряд ли парень надолго сохранит скромность на фронтире.
— Но главное не одежда, — продолжила люпус, — а формы. Ты уже знаешь хомид и люпус: человек и волк. Те, что между ними, в основном предназначены для боя, но настоящая боевая форма — это кринос. Девять футов ростом и незаметная как родео: парень, перекидывайся в кринос только для убийства. Разум простого человека не в состоянии вынести идеи, что такие парни существуют. Так что, если человек видит подобное существо, его разум просто передаёт ему другую картинку. Он может запомнить, что видел здорового мексиканца, но не оборотня.
— И что, — спросил парень, — это всё, что нужно? Ловить тварей Вирма, или кого там, и побеждать их?
Учащая Пути Древних расхохоталась:
— Едва ли. Ты ещё ничего не знаешь о духах, тотемах и Умбре. Прежде всего ты должен понять, что у всего есть собственный дух. Деревья, камни, животные и эмоции — у всего собственный дух. Если сделать всё правильно, с ними можно разговаривать, научиться от них, получить помощь. Если повезёт, можно уговорить духа поселиться на некоторое время в какой-нибудь предмете — мы зовём их фетишами — и это действительно стоит того. Можешь ещё долго даже не надеяться заполучить фетиш в свои лапы, но ты должен понимать, что происходит, когда шаман племени оглала сводит с небес молнию с помощью палки.
— Далее, у некоторых духов сродство с нами сильнее, чем у других, и некоторые могущественнее других. Есть духи, особенно близкие к нам. Это наши тотемы: каждая стая находится под покровительством одного из них.
— Нельзя сказать, чтобы духи делали всё это по доброте душевной. С ними необходимо торговаться, и никогда не угадаешь, чего они захотят. Цветной камушек, военная песнь — это может быть всё, что угодно. Духи могут и не быть особо умными, но когда дело касается сделок, они своего не упустят.
— Ещё одна штука — это Дары. Ты получаешь их от покровительства, от породы, от племени и мне иногда кажется, что даже от цвета волос. Тотемы дают другую часть, но прежде всего ты получаешь Дары исходя из того, кто ты есть, и начиная с обряда посвящения.
— Это всё замечательно, — отозвался парень, — но что такое эти Дары?
— Это магия, если по-простому, — ответила Учащая Пути Древних, — Особые приёмы, чтобы очищать воду, или разговаривать с духами, или наводить бурю, или вызывать ветер. В зависимости от того, кто ты, нет, что ты такое, ты получаешь определённые способности. Мне кажется, что тебе будут предлагать Дары, связанные с войной и дракой. Такова жизнь аруна.
— Просто чудесно, — сардонически сказал парень, — можно как-нибудь узнать, что это будут за Дары, или надо ждать до Рождества?
— Сам увидишь. Вот всё, что я могу тебе сказать. Придёт время, и тебе понадобится сделать что-то, что сделать невозможно, как ты считаешь, и тогда появляется учитель, который даёт именно то, что нужно. Вот как было со мной: я заблудилась и умирала от жажды, когда мне встретился дедуля Джозеф. С полной фляжкой в руке, но он и каплей не поделился, пока я не научилась вызывать воду самостоятельно, — она печально улыбнулась воспоминаниям, — Это заняло почти день и я почти подохла от жажды, пока не сделала всё правильно. Предложил ли старый ублюдок попить? Ни разу. Но да благословит его Гея за урок.
— Кажется, понял, — безрадостно сказал парень, — Это ведь не обязано быть приятным?
— Совершенно, — уверила его Учащая Пути Древних, — это как с лекарствами. А теперь последняя часть урока: Умбра. Точно так же, как существует реальный мир, существует мир духов. На самом-то деле их несколько, но тот, с которым мы имеем дело, называется Умброй. В ней живут духи, и она выглядит так… как оно должно выглядеть. То есть, если место осквернено ненавистью или страхом, в Умбре оно будет выглядеть противным и жалким. Если же место ухожено и содержится в порядке, в Умбре оно будет кишеть духами Вивер. По большей части они выглядят как пауки, и там всё будет увешено паутиной.
— Опять тебе не договаривают, сынок, — вмешался обеспокоенный Мун, — Умбра такова на Востоке и в Старом Свете. Здесь же, здесь Умбра другая, жёстче. Там будто буря собирается, и сдаётся мне, она готова перекинуться и на реальный мир.
Учащая Пути Древних поморщилась:
— Согласна. Что-то готово пробудиться, а раз Умбру затронуло в первую очередь, мы знаем, откуда ждать угрозу. — Аарон скептически поднял бровь, на что она сверкнула глазами, — Так и есть. Скоро пробудится дух, гигантский дух. Больше ничем это не объяснить. Если бы я только знала, какой и где, хоть что-нибудь. — Она хлопнула ладонью по столу, но сукно приглушило звук. На секунду установилась тишина. Вдалеке что-то громыхало, то ли гром, то ли паровоз.
— Ещё что-нибудь? — осведомился Лукас, — Иначе день клонится к закату, а у меня забавное чувство, что мы должны убраться до захода солнца. Никому попутчик не нужен?
— Давайте выедем посмотреть, что там случилось. Я твёрдо убеждён, что мы собрались не без причины, а хороший игрок никогда не станет спорить с Судьбой, — Аарон уже был на полпути к выходу, оставив за спиной кучу денег на столе, — В оплату счёта, Стоун. Сдачу попридержи до следующего раза. — Позади него Мун хромал к корыту с водой.
— Учащая Пути Древних? Негоже убивать меня здесь и портить всю обстановку, — щетинистая улыбка Странника была настолько очаровательной, что гальярд не могла не оттаять чуточку.
— До поворота. А дальше Гея решит, — и она вышла, оставив Стоуна, Странника и парня в одиночестве.
— Ну так что, парень, идёшь с нами? — мягко произнёс Лукас. Парень задумчиво кивнул, будто не веря, что кто-то хочет взять его с собой. — Хорошо. В конце концов ты — центр всей этой истории. Кстати, имя у тебя есть? Прозвание «парень» ты перерастёшь и скоро.
— Артур, — ответил парень, — Зовите меня Артур.
— Артур?..
— Просто Артур. Я ещё не заслужил другого имени.
Лукас хлопнул его по плечу:
— Справедливо. Ну, Артур, пошли отсюда, пока Стоуни не надоели наши лица. Стоун, потом договорим.

@темы: Мир Тьмы, Перевод