15:05 

Рассказишное-5

Сноходец
Адам стал как один из нас
Начало истории.
Речь картёжника

— Главное, о чём позабыли упомянуть предыдущие (и, боюсь, тебе придётся наверстать всё это), это покровительство. И хотя легенды ошибаются, и мы не обязаны менять форму в полнолуние — что, могу тебя заверить, было бы чудовищно неудобно — у нас всё же есть тесная связь с луной. Видишь ли, фаза луны, при которой ты появился на свет, определяет твоё покровительство — в некотором роде комбинацию личностных и профессиональных качеств в обществе гару. Можешь считать это аналогом гороскопа с одним немаловажным отличием: он действует.
— Я, к примеру, был рождён под новой луной, что делает меня рагабашем.
— Вот уж ни за что бы ни догадались, — пробурчал Мун.
— Мы, рагабаши, пройдохи среди гару. Наша задача — не дать остальным слишком много о себе возомнить. Смею заверить, временами это тяжкий труд.
— А ещё он оправдывает этим свой мухлёж в карты, — протянул Лукас. Пока Аарон с жаром отнекивался, Безмолвный странник обернулся к остальным и подмигнул:
— В правом рукаве пружинный кармашек для карт. Заметил, как он стукнул об стол, когда мы вставали. О, прекрати оправдываться, Аарон. Раз уж ты всё равно собирался вернуть всё обратно, никто не в претензии, так? Возвращайся к рассказу, пока у парня не успела отрасти борода.
С чувством оскорблённого достоинства, что выглядело почти по-кошачьи, шулер сложил руки на столе.
— Хорошо, директор Лукас, могу я продолжить урок? — Когда Странник кивнул, на лице Аарона поселилась безрадостная усмешка.
— Прекрасно. Существуют и другие покровительства. Под растущей луной рождаются теурги. Они — провидцы и безумцы (не говоря уже о безумицах). Именно они говорят с духами и иногда даже внемлют ответам, а судя по цвету Лукасова лица, мы только что выяснили его покровительство.
— Потом идёт полулуние и филодоксы. Это миротворцы гару, откуда следует, что после рагабашей они — вторые по всеобщей нелюбви. Видишь ли, мы создания конфликтные и не любим компромиссов. Уж больно это похоже на поражение.
— Также есть гальярды, танцоры стареющей луны. Это певцы и затейники, но что более важно — мудрецы. Они хранят Серебряную летопись, в которой записаны все наши свершения и поступки. Гальярды знают и другие истории, поэтому-то Дженис и пригрозила высмеять меня на следующем собрании. Унижение перед лицом всех местных гару — и вправду страшная угроза.
— Предупреждая твой вопрос, собрания — это ритуальные встречи гару, которые твои родители назвали бы «дикарскими плясками» или нечто вроде. Разумеется, это не так, но попытка объяснить что-либо человеку — гиблое дело. И не пытайся защищать их. Если уж на то пошло, молчи совсем. Ты здесь, чтобы слушать.
— И последние по порядку, но не по значимости, идут аруны — забияки и воины под знаком полной луны и полного самолюбования. С ними не успеешь произнести собственного имени, как окажешься мёртв, — Аарон повернулся к солдату, слушающему с мрачной весёлостью, — Ты ведь арун, янки? Именно поэтому ты участвовал в Нашествии северян?
— Вообще-то, — буркнул Мун, — вовсе нет. Я филодокс, хоть и очутился в строю. Раз уж на то пошло, именно на войне я охромел: наверное, вы считаете, что кавалеристу следовало бы избежать такой участи.
Картёжник саркастически хмыкнул:
— Благодарю, но это я уже заметил. Ещё бы узнать, как такое могло случиться.
— Ничего особенного, если по правде. Моя бригада собирала фураж, и мы наткнулись на плантацию, чьи обитатели не горели желанием делиться. Как бы то ни было, свинца у них не было, но это были обеспеченные люди и они отлили пули из столового серебра.
— А-ха-ха! Теперь всё ясно. Получил серебряную пулю в бедро, не так ли? — Не успел солдат утвердительно кивнуть, Аарон уже обращался к парню:
— Ещё одна вещь, о которой Лукас решил не упоминать. Мы можем исцелить почти любую рану при наличии времени и сил, но серебро… Нет, серебро для нас — дурная штука. Держись от него подальше, парень, чего, насколько я успел тебя узнать, ты делать и не подумаешь.
— Исцелить любую рану? Невероятно! — парень был сама недоверчивость.
— Нет, не любую. Если я разорву тебе горло, ты не успеешь исцелиться, а задохнёшься в собственной крови. С другой стороны, я имел честь быть подстреленным четырнадцать раз за один день и даже не сохранил шрамов в качестве доказательства.
— Четырнадцать раз? Да никто после такого не выживет. Ты, верно, обманываешь.
Шутливый тон картёжника исчез как по мановению руки, сменившись резким угрожающим предостережением:
— Следи за тем, кого ты обвиняешь во лжи, не имея доказательств. Это кратчайший путь в могилу. Обстоятельства сложились так: пульмановский вагон был набит людьми, собирающимися пристрелить меня, как только поезд отойдёт от станции подальше. Я пронюхал об этом и попытался убедить парней в нецелесообразности такого плана. Они выхватили оружие, и я убил их.
— Убил?
— Всех до единого, голыми руками. И хотя мне пришлось отцепить вагон от состава, опрокинуть его в кювет и поджечь, чтобы избавиться от улик, я могу назвать железнодорожную линию, компанию, номер состава и имена всех пассажиров… если ты ставишь под сомнение моё слово.
Парень потупил взор:
— Нет, сэр.
Внезапно Ходящий со Сталью выпрямился как стрела:
— Постойте-ка! Рагабаш, филодокс, гальярд, теург… геенна огненная! Парень, под какой луной ты родился? Нет, вряд ли ты заметил, ты был занят появлением на свет. Когда у тебя день рождения? — когда парень пробормотал ответ, Аарон обратился к бармену, — Стоуни, доставай свой альманах. Скажи-ка под каким знаком родился мальчишка: готов поставить весь счёт за сегодня, что это полная луна.
— Никаких ставок, — бросил бармен, листая потрёпанный альманах, — не могу позволить себе потерять столько денег.
На минуту установилась тишина, а затем тяжёлая книга бухнулась на стойку.
— Ты прав, Аарон. Полная луна. Да всё ли с тобой в порядке?
Последнее было сказано со смесью беспокойства и раздражения, ибо рагабаш зашёлся в приступе хохота.
— О, это слишком забавно. Отправьте меня на Юг и назовите янки, но как всё совпало!
— Что всё? — нахмурился Мун.
— Да всё: игра, собрание, всё. Этот парнишка — наш арун, неужели вы не видите? Гея в своей бесконечной мудрости снизошла до нас, нашла пять самых несовместимых гару на всём фронтире и решила сделать из них стаю. С самым захудалым аруном на свете! Это бесподобно!
— Я бы не была так в этом уверена, — вмешалась Учащая Пути Древних, — Ещё не скоро я войду в одну стаю вместе с Лукасом. Но неважно, нам ещё много осталось рассказать до заката.

@темы: Мир Тьмы, Перевод

URL
   

Око охранки

главная